Нарушения обоняния при COVID-19

Согласно проведенным исследованиям, специфичность потери обоняния (аносмии) и нарушения вкуса (дисгевзии) для последующего положительного ПЦР на определение РНК SARS-CoV-2 очень высока и составляет 85 % и 84 %, а при комбинации аносмии и дисгевзии достигает 91 %. Характерное снижение обоняния у большинства пациентов отмечалось на первых этапах пандемии COVID-19.

Дальнейшие мутации вируса сопровождались некоторыми изменениями клинических проявлений. Так, при «дельта»-штамме частота аносмии снизилась, сократился инкубационный период, повысилась потенциальная заразность вируса. «Омикрон»-штамм распространяется еще быстрее, более заразен, хотя у большинства пациентов проявляется обычными симптомами ОРИ. Но уже сегодня его вытесняет новый вариант — «стелс-омикрон» (BA.2), еще более контагиозный, чем его предшественник.

«Стелс-омикрон» снова отличается высокой представленностью такого симптома, как нарушение обоняния, которое в некоторых случаях может сохранятся на протяжении довольно долгого времени после выздоровления.

Вопросы «Надо ли лечить нарушение обоняния?» и «Эффективно ли такое лечение?» часто звучат от пациентов, перенесших COVID-19.

Аносмия, не вылеченная своевременно, не только снижает качество жизни, но в будущем может стать источником значительных медико-социальных проблем.

В частности, установлено, что нарушения обоняния способствуют развитию депрессии. Это объясняется наличием общих подкорковых центров, обрабатывающих эмоции и запахи (гиппокамп, комплекс амигдалы, орбитофронтальная кора). Исследования указывают на уменьшение размеров обонятельной луковицы при депрессии, при этом степень тяжести депрессии коррелирует со степенью атрофии обонятельной луковицы. При депрессии существенно повышается порог обонятельного восприятия. Было показано, что при выявлении гипосмии у пожилых людей в течение последующих 5 лет развивается депрессия. Кроме того, обоняние сказывается  на межличностных отношениях, влияет на различные психологические аспекты жизни, формируя положительные и отрицательные эмоциональные воспоминания. Также при полной или частичной утрате обоняния существенно ухудшается качество жизни человека, в том числе снижается субъективная оценка качества пищи из-за взаимосвязи обоняния и вкуса, появляются расстройства пищеварения. Кроме того, выявлено, что длительная аносмия после перенесенного COVID-19 коррелирует со снижением когнитивных функций: ухудшением памяти, концентрации и внимания и т. д.

Обонятельные нарушения нередки при острой фазе психического расстройства. У пациентов с шизофренией выявлено изменение объема структур мозга, ответственных за обоняние, а также снижение способности различать запахи. Это обусловлено общностью центров, ответственных за обоняние, поведенческие и когнитивные функции человека. Установлено, что нарушение восприятия запахов снижает ориентацию в пространстве и реализацию защитных рефлексов.

Атрофические изменения в первичной обонятельной коре, гиппокампе, таламусе, т. е. областях, которые входят в состав обонятельного анализатора, развиваются при болезни Альцгеймера. Уже на ранних стадиях заболевания у пациентов выявляется снижение порога обнаружения и идентификации запахов, что предлагалось использовать в качестве биомаркера развития болезни. Однако в связи с тем, что аносмия встречается у значительной части населения после перенесенного COVID-19, этот индикатор вряд ли останется актуальным.

 

В любом случае необходимо помнить, что потеря обоняния — это не только утрата восприятия запахов. Это снижение качества жизни, увеличение риска развития депрессии и когнитивных расстройств. Чем раньше начато лечение аносмии, ассоциированной с COVID-19, тем лучше эффект проводимой терапии.

 

Accessibility